Вы тут: Главная » Геополитика » О Сталине » Марат Удовиченко и Михаил Попов. Обсуждение восемнадцатого тома Собрания сочинений И. В. Сталина

Марат Удовиченко и Михаил Попов. Обсуждение восемнадцатого тома Собрания сочинений И. В. Сталина

Марат Удовиченко и Михаил Попов. Обсуждение восемнадцатого тома  Собрания сочинений И. В. Сталина

ПРОПУСТИЛИ НЕГОДЯЯ

 

– Михаил Васильевич, здравствуйте!

– Здравствуйте, Марат Сергеевич!

– Здравствуйте, товарищи. 18-й том и Вам слово, Михаил Васильевич.

– В этом томе дополнительно к предыдущим томам содержатся вновь найденные и расположенные в хронологическом порядке важные документы.

  Прежде всего к ним относятся не вошедшие в предыдущие тома материалы VI съезда РСДРП. Он проходил в очень острый момент подготовки к Октябрьской революции, хотя тогда ещё не было ясно, что она будет именно Октябрьской. Но это был такой момент, когда период мирного развития завершился, июльская демонстрация была разогнана, Ленин находился в подполье, Сталин – тоже в подполье. И пока Ленин находился в Разливе Сталин вёл всю организаторскую работу по созыву съезда, по организации съезда, выступил там с политическим отчётом, поставил все необходимые задачи.

   По существу на съезде был поставлен вопрос о совершении социалистической революции. Но этот вопрос о совершении социалистической революции ставился не так, что мы сразу начнём какие-то социалистические образования, а что надо сначала свергнуть существующую власть. Так ещё вопрос не ставился.

   «Товарищи торопятся с вопросом об организации власти. Но ведь власти у вас ещё нет! Главная задача – пропаганда идеи необходимости свержения существующей власти. Мы ещё недостаточно подготовлены к этой мысли. Но надо подготовиться. Надо, чтобы рабочие, крестьяне и солдаты поняли, что без свержения нынешней власти им не получить ни воли, ни земли!»

   Это решение является прямым продолжением решений апрельской конференции, которой в своё время руководил Ленин, когда он вернулся из-за границы, и к удивлению некоторых товарищей поставил вопрос о социалистической революции. И вот практическую работу стал осуществлять Центральный Комитет, и конкретно товарищ Сталин. Ленин в это время писал в Разливе актуальную книгу «Государство и революция» и тоже рисковал, потому что его преследовали. Троцкий сдался, позволил себя арестовать, и освободил себя от всякой практической работы.

   А Ленин, когда просил прислать ему его тетрадь с конспектами Маркса и Энгельса по вопросу революции ( «Синяя тетрадь»), написал, что если его укокошат, то прошу опубликовать эту тетрадь. Но так получилось, что его не укокошили, удалось ему дописать книгу, но дописал не до конца. Он говорил, что сейчас такое время, когда надо уже не писать, а практически осуществлять революцию. И к этому подвёл всё товарищ Сталин, который организовал соответствующее решение VI съезда. Это очень важный материал, очень его рекомендую.

– У Вас там отмечены ещё страницы 29 и 37.

– Да, это уже из выступлений. Сталин читает пункт 9 Резолюции: «Задачей этих революционных классов явится тогда напряжение всех сил для взятия государственной власти в свои руки и для направления ее в союзе с революционным пролетариатом передовых стран к миру и к социалистическому переустройству общества».

   Преображенский говорит: «Предлагаю иную редакцию конца резолюции: «для направления её к миру и, при наличии пролетарской революции на Западе, к социализму».

   Т.е. надо, видите ли, ждать, когда будет революция на Западе, а если революции на Западе не будет, значит сидеть и ждать, пока вас не перестреляют.

– Любимое занятие интеллигенции.

– Да, и троцкистов. Бухарин тоже: уже когда была взята власть, он всё равно сказал, что надо ждать. Давайте мы будем продолжать войну с немцами, потому что наша задача – будоражить революцию в Европе, а наша революция сама не будет жить.

   Ленин позже на Седьмом  съезде РСДРП сказал, что интересное дело, у нас уже родился здоровый ребёнок, а вы предлагаете его бросить в костёр мировой революции? Нет, –  говорит, – мы будем ребенка растить и помогать тем самым мировой революции.

   «Сталин. Я против такого окончания резолюции. Не исключена возможность, что именно Россия явится страной, пролагающей путь к социализму. До сих пор ни одна страна не пользовалась такой свободой, какая была в России, не пробовала осуществлять контроль рабочих над производством. Кроме того, база нашей революции шире, чем в Западной Европе, где пролетариат стоит лицом к лицу с буржуазией в полном одиночестве. У нас рабочих поддерживают беднейшие слои крестьянства. Наконец, в Германии аппарат государственной власти действует несравненно лучше, чем несовершенный аппарат нашей буржуазии, которая и сама является данницей европейского капитала. Надо откинуть отжившее представление о том, что только Европа может указать нам путь. Существует марксизм догматический и марксизм творческий. Я стою на почве последнего».

   Вот как ставился Сталиным на съезде этот вопрос.

– И дальше уже другие, значительно более поздние материалы. 2 февраля 1933 года И. В. Сталин выступил на Всесоюзном совещании комсомола с речью о практических задачах работы комсомола. И здесь вы, Михаил Васильевич, отметили у себя.

– Да, у меня тоже цитата: «В МТС гнездятся невыявленные вредители, которые всячески стараются, чтобы побольше тракторов было выведено из строя. В МТС есть ещё не мало таких «работников», которые всячески стараются работать поменьше, побольше выводить из строя тракторов, побольше зачислять их в «брак» и сидеть сложа руки, благо «жалованье все равно платят».

   Вот поэтому были приняты меры к тому, чтобы это преодолеть. И это было преодолено.

– Страница 49, письмо Шолохову, 6 мая 1933 года.

   «Дорогой тов. Шолохов! Оба Ваши письма получены, как Вам известно. Помощь, какую требовали, оказана уже. Для разбора дела прибудет к вам, в Вёшенский район, т. Шкирятов, которому — очень прошу Вас — оказать помощь…

   Я поблагодарил Вас за письма, так как они вскрывают болячку нашей партийно-советской работы, вскрывают то, как иногда наши работники, желая обуздать врага, бьют нечаянно по друзьям и докатываются до садизма. Но это не значит, что я во всём согласен с Вами. Вы видите одну сторону, видите неплохо. Но это только одна сторона дела. Чтобы не ошибиться в политике (Ваши письма — не беллетристика, а сплошная политика), надо обозреть, надо уметь видеть и другую сторону. А другая сторона состоит в том, что уважаемые хлеборобы вашего района (и не только вашего района) проводили „итальянку“ (саботаж!) и не прочь были оставить рабочих, Красную армию — без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (без крови), — этот факт не меняет того, что уважаемые хлеборобы по сути дела вели „тихую“ войну с Советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов…

   Конечно, это обстоятельство ни в какой мере не может оправдать тех безобразий, которые были допущены, как уверяете Вы, нашими работниками. И виновные в этих безобразиях должны понести должное наказание. Но всё же ясно как божий день, что уважаемые хлеборобы не такие уж безобидные люди, как это могло показаться издали».
   Шолохов показал эту вторую сторону в своих произведениях, он искренний и честный писатель.

   Следующий материал, страница 54. Тоже очень показательный, короткий. Письмо П. Каканадзе 7 декабря 1933 года.

   «Пётр, здравствуй. Как видно, мою телеграмму получил. Посылаю 2 тыс. руб. Больше нет у меня. Эти деньги из моего гонорара. В основном гонорар мы здесь не получаем, только в исключительном случае получаем иногда. Для меня твоя беда – исключительный случай, и поэтому я взял гонорар, чтобы использовать для тебя. Кроме этих денег тебе дадут в долг 3 тыс. рублей, я об этом говорил Берия (секретарю областного комитета Закавказья). И он дал слово – «обязательно выполню».

   Итак: 2 тыс. руб. получай как дружеский подарок от меня и 3 тыс. руб. – как долг. Живи долгие годы».

   Примечание. Перевод с грузинского. Адресат письма пережил пожар. Корниенкова Кира Алексеевна, учительница географии, активная собирательница материалов по биографии Сталина этот материал нашла. Она объездила для этого очень много мест, в том числе места ссылок. Много работала над книгой о нём. Умерла в середине 90-х годов. Это из её архива.

   64-я страница. Письмо Членам и кандидатам Политбюро ЦК. 14 июля 1934 года. Отсюда я кое-что зачитаю.

   «…Считаю необходимым заметить, что в споре между тт. Бухариным и Стецким прав т. Стецкий, а не т. Бухарин.

1. Нельзя сводить индустриализацию к созданию «фондов» вообще, как это делает т. Бухарин, так как такое сведение затушёвывает разницу между «фондами» тяжёлой индустрии, которые являются ведущими и реорганизующими всё народное хозяйство, и «фондами» других отраслей народного хозяйства, не являющимися ни ведущими, ни реорганизующими. Для нашей политики вся соль – в этой именно разнице.

2. Нельзя делать даже отдалённого намека на то, что наша тяжёлая индустрия развивалась якобы путем некоторого или частичного пожирания лёгкой индустрии и сельского хозяйства. Нельзя, так как это не соответствует действительности, отдает клеветой и опорочивает политику партии. А такой, правда, отдалённый намёк, безусловно, имеется в статье т. Бухарина…

3. Нельзя сводить политику коллективизации к понятию «аграрной революции», как это делает т. Бухарин. Нельзя, так как такая «операция» затушёвывает то основное, чем выгодно отличается политика коллективизации от всякой другой «аграрной» политики в отношении крестьянства. Для нашей партии вся соль – в этой именно разнице. Это, конечно, не спор о «словах». Это вопрос об ясности и определенности в формулировках. Большевики сильны тем, что они не пренебрегают требованиями ясности и определённости.

4. Нельзя говорить о «классическом» и неклассическом нэпе. Нельзя, так как это запутывает вопрос и может запутать людей. «Новые» слова нужны, если они вызываются необходимостью, создают ясность, дают явные плюсы. Они вредны, если они не вызываются необходимостью и отдают надуманностью. Большевикам не нужна игра в «новые словечки».

   Очень хороший материал на странице 74 об отмене карточной системы. И у Вас там, я смотрю, тоже отмечено. Об отмене карточной системы из речи на Пленуме ЦК ВКП(б) 26 ноября 1934 года.

   «Товарищи! В чём смысл политики отмены карточной системы? Прежде всего в том, что мы хотим укрепить денежное хозяйство. Мы хотим укрепить денежное хозяйство в советских условиях и во всю развернуть товарооборот, заменив системой или политикой товарооборота нынешнюю систему или нынешнюю политику механического распределения продуктов, когда считаются не с потребностью района и не с живыми людьми, а с абстрактным человеком…

   Нам нужно развернуть во всю товарооборот во всей хозяйственной деятельности, во всей своей сфере через денежное хозяйство. Товарооборот – это не есть просто товарообмен. Нам нужно укрепить денежное хозяйство.
 Денежное хозяйство – это один из тех немногих буржуазных аппаратов экономики, который мы, социалисты, должны использовать до дна. Он далеко ещё не использован, этот аппарат. Он очень гибкий, он нам нужен, и мы его по-своему повернем, чтобы он лил воду на нашу мельницу, а не на мельницу капитализма. Развернуть товарооборот, развернуть советскую торговлю, укрепить денежное хозяйство – вот основной смысл предпринимаемой нами реформы. ..

   Отмена карточной системы в области хлебных продуктов, крупы, – очевидно, то же самое мы сделаем по картофелю, по сахару и по мануфактуре, – означает, что по части смычки, товарной смычки, между городом и деревней, механическому, слепому, канцелярскому распределению, пайковому распределению продуктов кладется конец…

   Только после того, как наши торговые организации научатся учитывать все и всяческие специфические особенности каждого района и каждой области и наладят богатейшую товаропроводящую сеть, только после этого можно будет попытаться поставить вопрос о переходе от товарооборота к продуктообмену без денег».

   Что добавите, Михаил Васильевич?

– Я бы хотел обратить внимание на то, что здесь идёт речь не о том, чтобы просто взять и пустить дело по старому, на самотёк. Кто-то будет продавать, кто-то покупать, и тогда это будет товарное производство, которое рождает капитализм. Нет, здесь прямо противоположная задача: использовать старые формы, влив в них новое содержание.

   В частности, к чему стремилась торговля при товарном производстве? Естественно, выше цена – больше доход, больше прибыль. Правда, в условиях капитализма свободной конкуренции сама конкуренция заставляла понижать цены. Но это дело давно минувших дней, когда еще не началась монополизация, а теперь наступил империализм во всём мире, цены поднимали и повышают именно монополисты.

   В данном же случае монополистом является социалистическое государство. С самого начала, и мы это можем проследить по целому ряду источников, речь идёт именно о снижении цен. Это глубоко обосновано, потому что затраты с ростом производительности труда падают, и нужно приводить цены в соответствие с ними. Надо просто больше продуктов делать, более дешёвых, ещё больше, ещё более дешёвых.

   И вот Сталин пишет: «…Значение реформы, которую мы проводим, в том, чтобы поставить на реальную базу, на настоящую реальную базу политику снижения цен по всем товарам и по всем продуктам».

   Я думаю, что и противники, и сторонники Сталина знают, что если употребляется слово «Сталин», то рядом с ним сразу возникает политика снижения цен. Она припоминается, о ней не забывают те, кто жили при Сталине, и те, кто смотрит на то, что сегодня происходит. При Сталине цены снижались, а сейчас цены всё время растут. Потому что у нас теперь противоположная система, от которой тогда уходила Россия.

– И это вторая причина, почему делают реформы. «У нас ведь как теперь? Каждая торгующая организация старается сделать накидку везде. Ежели трудное дело, то все хотят решить его тем, чтобы повысить цены».

– То есть за счёт кого? За счёт трудящегося, за счёт покупателя. А здесь посмотрите, как ставится вопрос. «Смысл реформы состоит в том, что мы начинаем ставить на реальную базу политику снижения цен по всем товарам и по всем продуктам».

– Это как раз подход к борьбе с бюрократизмом. А нынешняя власть не может это сделать. С одной стороны, выходит Владимир Владимирович и говорит: нужно, чтобы и профессора хорошо зарабатывали, и учёные и так далее и тому подобное. И вдруг в отчётности появляется информация, что у них хорошие зарплаты в 50 тысяч, а то и в 100 тысяч. Как это решают? При этом не давая ни рубля для того, чтобы людям платить больше. Очень просто. Берут человека, если раньше он был на «fulltime», на всю рабочую неделю, то теперь его на полнедели ставят. Он получает деньги те же, но за половину недели, за два с половиной рабочих дня, а не за пять рабочих дней. Люди научились делать деньги из воздуха.

– Я могу вам ещё примерчик привести. У нас есть два привилегированных университета: Санкт-Петербургский и Московский. Они являются ОЦО. Это «особо ценный объект». А раз это особо ценный объект, то по каждому параметру, который входит в составную часть заработной платы, даётся ещё наценка 50%.

   Например. Я был профессором в должности: плюс 50%, поскольку это ОЦО! Если за докторскую степень тысяча рублей добавки, то тут ещё 50%, ещё 500 рублей. А ещё звание и так одно за другим постепенно набирается. Итого, у меня зарплата, когда я был профессором, была 55 тысяч! Но это в Московском и Санкт-Петербургском. У других вузов совсем не такая ситуация.

   А как Путин может пообещать? Это же надо сделать государственной политикой. А государственная политика связана с тем строем, который есть. Никак вы не сделаете при капитализме снижение цен. Здесь важно обеспечить богатство самого высшего слоя.

– Да. «В-третьих, смысл реформы состоит в том, что подсекаются возможности спекуляции хлебом. Когда имеются в жизни две или три цены на хлеб – спекуляция абсолютно неизбежна. Политика цен – очень интересная штука, у нас мало занимаются этим делом…

   Возьмите Ленинград, где передовые рабочие, это вы знаете по опыту; там продаётся коммерческого хлеба раз в десять меньше, чем продавалось раньше, продаётся хлеба меньше, чем в Харькове, хотя население вдвое больше. В чём дело? Рабочие конкурируют с государством: пайковый хлеб продают много дешевле, чем государство, и в коммерческом хлебе нет уже такой нужды. И это – везде, и в Москве, и в других крупных городах. Мелкую спекуляцию оживляет эта система, мелкая спекуляция создаёт богатую почву для мелкого и вообще всякого воровства, создаёт почву для всякой спекуляции, и для крупной и для мелкой: раз я тут дешевле покупаю хлеб, а там продаю его дороже, – я на этом наживаюсь. Отмена карточек означает установление одной цены на хлеб в пределах такой-то зоны. Двух или трех цен на тот же сорт хлеба не будет в пределах данной зоны».

– А нам сообщают, что выросла цена на морковку на 20%, выросла сама цена. А может цена вырасти? Вы видели когда-нибудь такое, чтобы цифры на ценнике сами росли? Нет, надо снять эту бумажку, написать другую и повесить. Поэтому цены никогда не повышаются. Их повышают! А кто их повышает? Собственники. Потому что они тут господа.

   И, наверное, вы заметили, раньше, скажем, была буханка хлеба килограмм, а потом видите, остаётся по цене та же, но уже 900 грамм. Также с сахаром, молоком и другими продуктами. И здесь мы уже на практической почве видим, в чём диаметрально противоположны социализм и капитализм.

– На странице 79. «Как это отразится на состоянии наших торговых организаций? Ясно, что наши торговые организации должны будут почиститься…

   По-новому придётся ставить вопрос и о качестве хлеба, – чтобы он был свежий, чтобы его утром приносили…

   Так что деньги пойдут в ход, пойдет мода на деньги, чего не было у нас давно, и денежное хозяйство укрепится. Курс рубля станет более прочный, бесспорно, а укрепить рубль – значит укрепить всё наше планирование и хозрасчёт».

– Вот здесь самое место сказать, что хозяйственный расчёт – это то, что ошибочно называют товарностью. Хозрасчёт – это применение старых товарных форм для совсем других целей и в противоположном направлении. – Взяли старую бутылку, помыли, почистили, залили туда керосин вместо бензина.

– Нет, вместо водки залили молоко.

– И так можно, да.

   «Никакой хозрасчёт немыслим без сколько-нибудь стойкого курса рубля. Ничего абсолютного на свете не бывает, я не говорю об абсолютной стойкости курса рубля, но некоторый более или менее устойчивый курс рубля должен быть, если хотите, чтобы у нас был хозяйственный расчёт, если хотите, чтобы наше планирование было не канцелярским, а реальным. Это даст громадный плюс, и это четвёртое, что мы получаем от реформы».

– Давайте зададим простой политэкономический вопрос: какое должно быть движение денежной единицы, если она привязана к золоту? Ведь золото – это тоже продукт, его же производят, и как вы думаете, с ростом техники, технологии, с применением новых научных изобретений и т.д., снижаются затрата на производство золота? Снижается. Значит, какой должен быть курс рубля? Вниз! А какой курс рубля мы наблюдаем? И это рассматривается как одно из средств вытягивать из населения деньги и понижать его благосостояние.

– «И пятый плюс – то, что наши организации почистятся, поаккуратнее начнут работать и начнут, наконец, уважать потребителя, признавать в нём человека,– это тоже большой плюс…

   Если взять промышленные пункты – Москву, Ленинград, Харьков, Киев, Баку и т. д., где имеются действительно более или менее квалифицированные рабочие, – люди со вкусом, которые умеют жить, зарабатывают как следует, они будут меньше хлеба покупать, потому что теперь нужно считать на деньги, не то, что раньше, когда даром покупали. Стало быть, на этом мы проигрываем. Цена на хлеб повышается с точки зрения пайковой цены, Но, во-первых, мы это возмещаем, хотя не полностью,– возмещаем минимум на 3/4, во-вторых, рабочие станут покупать меньше хлеба, значит минус у нас. А наши банковики считают, что рабочий столько же будет покупать. Неверно это. Он будет покупать меньше.

   Кто будет больше покупать? Те рабочие и служащие, которые в провинции живут, которые не 800 граммов хлеба получали, а меньше и прикупали коммерческий хлеб. Они-то и выигрывают, ибо платили полтора рубля, а теперь будут платить один рубль или 90 копеек. Они будут покупать больше, но по цене меньшей, чем за коммерческий хлеб. Эти люди жили коммерческим хлебом. Теперь они, может быть, вдвое больше будут хлеба брать, но по низкой цене, по рублю или по 90 копеек. Опять минус у нас получается.

   Я уже не говорю о том, что нам приходится возмещать производителей технических культур.

   Что мы тут выигрываем, сколько проигрываем? Вообще здесь ничего нельзя рассчитывать заранее, так что гадать насчёт того, что эта реформа даст нам плюс денежный, это значит, по-моему, писать вилами на воде».

   Дальше у вас отмечена страница 88, Михаил Васильевич.

– Да. На странице 88 – «Запись беседы с лордом-хранителем печати Великобритании А. Иденом».

«Сталин. Я думаю, что положение сейчас хуже, чем в 1913 г.

Иден. Почему?

Сталин. Потому, что в 1913 г. был только один очаг военной опасности – Германия, а сейчас имеются два очага военной опасности – Германия и Япония».

   Почему я это отметил? Потому что, как вы понимаете, этот разговор ведётся в 1935 году. А сегодня многие начинают рассказывать, что Сталин не знал, что может быть война, что Сталин не готовился к войне. Хотя Сталин в 1935 году говорил, что есть очаги военной опасности! Именно поэтому так быстро развивалось военное производство, производство вооружения, и так быстро технический прогресс применялся в этом самом производстве.

– Следующий материал. Страна 125. «Надписи на протоколе допроса Г.Я. Сокольникова (ноябрь 1936 года)».

   «А всё же о плане убийства лидеров ВКП сообщил? Конечно, сообщил…

   Сокольников, конечно, давал информацию Тальботу об СССР, о ЦК, о ГПУ, обо всем. Сокольников – следовательно – был информатором (шпионом-разведчиком) английской разведки».

   Примечание. Сокольников (Бриллиант) Г.Я. – первый нарком финансов СССР (1923). С 1922 член, с 1930 – кандидат в члены ЦК. В разное время занимал ряд высоких правительственных должностей (зампред Госплана, председатель Нефтесиндиката, полпред в Великобритании, заместитель, первый заместитель наркома лесной промышленности). В 1936 году исключён из партии и арестован. В качестве обвиняемого привлечён к открытому процессу по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра». В январе 1937 года приговорен к 10 годам лишения свободы. Убит в заключении сокамерниками. Речь идёт о встречах и разговорах Сокольникова с английским журналистом Тальботом.

   Странница 135. Записка Мехлису. Опять о Демьяне Бедном. «Записка Мехлису, 20 июня 1937 года».

«Тов. Мехлис! На Ваш запрос о басне Демьяна «Борись иль умирай» отвечаю письмом на имя Демьяна, которое можете ему зачитать.

Новоявленному Данте, т. е. Конраду, то бишь… Демьяну Бедному.

   Басня или поэма «Борись иль умирай», по-моему, художественно –посредственная штука. Как критика фашизма, она бледна и не оригинальна. Как критика советского строя (не шутите!), она глупа, хотя и прозрачна.

   Так как у нас (у советских людей) литературного хлама и так не мало, то едва ли стоит умножать залежи такого рода литературы еще одной басней, так сказать…

   Я, конечно, понимаю, что я обязан извиниться перед Демьяном–Данте за вынужденную откровенность. С почтением, Сталин».

   У вас отмечена страница 147, Михаил Васильевич.

– Да, страница 147. Там речи на приёме депутатов Верховного совета СССР в Кремле. И там есть очень хорошая мысль о том, кто такие большевики. «Это такие бойцы, которые первыми идут в бой и последними отступают (шумное одобрение)».

– Да, очень хорошо.

– Очень красиво, да.

– Странница 159. Выступление на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросам партийной пропаганды в связи с выходом «Краткого курса истории ВКП(б)». Михаил Васильевич, замечательный материал!

– Да, у меня много тут пометок.

– «Краткий курс истории представляет собой совершенно другой тип истории партии. Собственно, история партии тут взята как иллюстрационный материал для изложения в связном виде основных идей марксизма-ленинизма. Исторический материал служит служебным материалом. Правильнее было бы сказать, что это есть краткое изложение истории, демонстрированное фактами, причём не фактами выдуманными, а историческими, которые должны быть всем известны. Это и есть курс истории партии. Это курс истории не обычный. Это курс истории с уклоном в сторону теоретических вопросов, в сторону изучения законов исторического развития.

   Теория – это закон истории. Теория представляет собой сумму законов по изучению законов развития общества, развития рабочего движения, развития пролетарской революции, развития социалистического строительства».

   Что добавите, Михаил Васильевич?

– Я хочу сказать, что это совсем другое понимание у Сталина, по сравнению с тем, что господствует вообще в исторической науке. В исторической науке как-то сбиваются на то, чтобы сказать было раньше, что было позже, кто с чем выступал. Какие-то отдельные факты берутся…

   А здесь говорится о том, каковы закономерности исторические, каковы закономерности вообще развития, экономические, политические, и как они проявляют себя в истории. По существу история – это проявление того глубинного, что изучается, когда изучаются законы. В этом смысле курс истории ВКП(б) – уникальный.

   Вот на этой же странице. «Как произошло, что мы расщепили, разбили марксизм-ленинизм, провели своеобразную функционалку в деле пропаганды? Мы здесь, конечно, сами виноваты. Мы отделили пропаганду от печати. Это совершенно неправильно».

   Надо взять все виды общественных наук и рассматривать историю через научную призму.

– Да. Дальше на странице 161 внизу. «Изучают ленинизм. В программе по изучению ленинизма кое-что о Марксе и Энгельсе сказано, главным образом некоторые брошюры Маркса и Энгельса – «Коммунистический манифест» и т. д.; даётся краткая характеристика на одной странице исторического материализма, а потом идёт то, что написал Ленин. Можно ли так изучать? Конечно, нельзя. Ленинизм отделён от марксизма, что безусловно неправильно. Чтобы Ленина понять, чтобы понять, что он дал нового – а он дал чрезвычайно много нового, – надо узнать истоки, а эти истоки – марксизм. Надо говорить не о ленинизме, а надо говорить о марксизме–ленинизме, чтобы фундамент не был отделён от его продолжения…

   Как мы раньше изучали это дело? Начинали с диалектического материализма, брались за Плеханова, тогда ещё не знали книги Ленина «Что такое друзья народа». Изучали главным образом книгу Плеханова о диалектическом материализме, брали первоисточники – сочинения Маркса и Энгельса, «Коммунистический манифест» и др. Было чрезвычайно трудно – самим нужно было работать над теорией. Так и изучали, а потом переходили к политике. Политика сама вытекала из диалектического материализма, из изучения произведений Маркса и Энгельса. И были как будто неплохими марксистами».

– Да, и дальше. «Вот, чтобы наши пропагандисты знали научный марксизм, они должны соединить диалектический материализм с историческим материализмом, который является логическим выводом из диалектического материализма. Только потом можно изучить и понять то новое, что дано Лениным. «Краткий курс истории ВКП(б)» задался целью все эти расщеплённые части соединить».

– Да. И очень удачный получился курс. «Старые учебники, они излагают события в узком историческом разрезе и часто на лицах отыгрываются. ЦК считает, что этот метод педагогически неудовлетворителен, он мало воспитывает, ЦК считает, что не на том надо воспитывать, кто сколько раз в ссылку высылался, кто сколько раз был в тюрьме и т. д., хотя это также имеет известное значение. История, заострённая на лицах, для воспитания наших кадров ничего не даёт, или даёт очень мало, историю надо заострить на идеях…»

– Очень важная мысль! Историю надо заострить на идеях!

– «Именно поэтому в Кратком курсе истории о лицах говорится мало, именно поэтому весь материал расположен по узловым пунктам развития нашей партии, по узловым пунктам развития идей марксизма-ленинизма».

– И на этой же странице: «Диалектический материализм здесь связан с историческим материализмом, исторический материализм связан с политикой и экономикой, все это и составляет марксизм-ленинизм…

   Надо восстановить старый марксизм-ленинизм. Мы это дело восстанавливаем на фактах истории».

– «Второй вопрос, на котором я хотел остановиться. Я выступаю здесь для того, чтобы предупредить некоторое непонимание вопроса, которое обнаруживают товарищи.

   К кому обращена книга? К кадрам, к нашим кадрам. А что такое кадры? Кадры – это командный состав, низший, средний и высший командный состав всего нашего государственного аппарата, включая сюда и хозяйство, и кооперацию, и торговлю, и промышленность, культуру, врачебное дело, вообще всё, чем государство живёт и на основании чего государство руководит народным хозяйством и народом…

   Ни один класс не может удержать власть и руководить государством, если он не сумеет создать своей собственной интеллигенции, то есть людей, которые отошли от физического труда и живут умственным трудом.

… Надо не только ценить свою интеллигенцию, но весь рабочий класс, все крестьянство сделать интеллигенцией…

   Всех рабочих мы сделаем когда-нибудь образованными, сделаем интеллигентами. Ещё лет 5 – 6, и у нас не будет ни одного молодого человека, который не прошёл бы восьмилетки… Но мы на этом не остановимся, мы пойдем дальше, будем толкать рабочих и крестьян, чтобы все они стали интеллигентами. Тогда мы будем непобедимы…

   Самое серьёзное зло, которое у нас за последнее время вскрылось, это то, что наши кадры оказались недостаточно подкованными… Возьмите вы бухаринцев. Их верхушка – это прожженные фракционеры, они, потеряв почву в народе, стали опираться на сотрудничество с иностранными разведками. Но кроме главарей – Бухарина и других – были и у них массы, и не все они являлись шпионами и разведчиками. Надо полагать, что тысяч десять–пятнадцать–двадцать, а то и больше людей было у Бухарина. Надо полагать, что столько же, а может быть, и больше было людей у троцкизма. Что же, все они шпионами были? Конечно, нет. Что же с ними случилось? Это были кадры, которые не переварили крутого поворота в сторону колхозов, не смогли осмыслить этого поворота, потому что политически были не подкованы, не знали законов развития общества, законов экономического развития, законов политического развития… Ведь среди них были наши люди, которые перешли затем к ним. Почему? Оказались политически неподкованными, оказались теоретически необразованными, оказались людьми, которые не знают законов политического развития, и поэтому им не удалось переварить того крутого поворота, который называется поворотом в сторону колхозов…

   Руководить нам приходилось через аппарат, а в аппарате оказалось много чуждых людей, которые шли за нами до коллективизации и отошли от нас во время коллективизации. Таким образом, завоевав народ, мы прозевали кадры. Этот факт надо признать, и эту ошибку следует исправить. Как её исправить? Политической и теоретической подготовкой наших кадров служащих. Служащие – это не рабочие от станка и не колхозники, которые всей душой будут стоять за нас, потому что результаты нашей политики видят на практике. Служащий – человек, рассуждающий головой, работающий интеллектом. Он хочет знать, в чем дело, ставит вопросы, путается, потому что политической подкованности у него нет, занимается делячеством, перегружает себя, у него отпадает охота заниматься своим марксистским воспитанием, своей большевизацией. И вот этот пробел мы должны восполнить.

   Это начинается с издания Краткого курса истории».

– То есть он затевал эту работу не только ради истории, а ради того, чтобы подготовить кадры социалистического строительства.

– Да. Дальше у вас отмечено на странице 226, Михаил Васильевич.

– Есть такое. Телеграмма Государственного комитета обороны о защите правобережья Днепра 11 июля 1941 года.

   «Киев т. Хрущеву. Получены достоверные сведения, что вы все, от командующего Юго-Западным фронтом до членов Военного совета, настроены панически и намерены произвести отвод войск на левый берег Днепра.

   Предупреждаю вас, что, если вы сделаете хоть один шаг в сторону отвода войск на левый берег Днепра, не будете до последней возможности защищать районы УРов на правом берегу Днепра, вас всех постигнет жестокая кара как трусов и дезертиров.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин».

– Правильно!

– Вот тут видно различие между Сталиным и Хрущёвым.

– И вот ещё одно дополнение к этим различиям. Страница 267. Приказ Народного Комиссара Обороны СССР, 4 октября 1941 года № 0391 «О фактах подмены воспитательной работы репрессиями».

   «За последнее время наблюдаются частые случаи незаконных репрессий и грубейшего превышения власти со стороны отдельных командиров и комиссаров по отношению к своим подчинённым.

   Лейтенант 288 сп Комиссаров без всяких оснований выстрелом из нагана убил красноармейца Кубицу.

   Бывший начальник 21 УР полковник Сущенко застрелил мл. сержанта Першикова за то, что он из-за болезни руки медленно слезал с машины.

   Командир взвода мотострелковой роты 1026-го стрелкового полка лейтенант Микрюков застрелил своего помощника – младшего командира взвода Бабурина якобы за невыполнения приказания.

   Военный комиссар 28-й танковой дивизии полковой комиссар Банквицер избил одного сержанта за то, что тот ночью закурил; он же избил майора Занозного за невыдержанный с ним разговор.

   Начальник штаба 529-го стрелкового полка капитан Сакур без всяких оснований ударил два раза пистолетом ст. лейтенанта Сергеева.

   Подобные нетерпимые в Красной Армии факты извращения дисциплинарной практики, превышения предоставленных прав и власти, самосудов и рукоприкладства объясняются тем, что:

а) метод убеждения неправильно отодвинули на задний план, а метод репрессий в отношении подчиненных занял первое место;

б) повседневная воспитательная работа в частях в ряде случаев подменяется руганью, репрессиями и рукоприкладством;

в) заброшен метод разъяснений и беседы командиров, комиссаров, политработников с красноармейцами и разъяснение непонятных для красноармейцев вопросов зачастую подменяется окриком, бранью и грубостью;

г) отдельные командиры и политработники в сложных условиях боя теряются, впадают в панику и собственную растерянность прикрывают применением оружия без всяких на то оснований;

д) забыта истина, что применение репрессий является крайней мерой, допустимой лишь в случаях прямого неповиновения и открытого сопротивления в условиях боевой обстановки или в случаях злостного нарушения дисциплины и порядка лицами, сознательно идущими на срыв приказов командования…

   Приказываю:

1. Восстановить в правах воспитательную работу, широко использовать метод убеждения, не подменять повседневную разъяснительную работу администрированием и репрессиями.

2. Всем командирам, политработникам и начальникам повседневно беседовать с красноармейцами, разъясняя им необходимость железной воинской дисциплины…

3. Широко разъяснять начальствующему составу, что самосуды, рукоприкладство и площадная брань, унижающая звание воина Красной Армии, ведут не к укреплению, а к подрыву дисциплины и авторитета командира и политработника.

4. Самым решительным образом, вплоть до предания виновных суду военного трибунала, бороться со всеми явлениями незаконных репрессий, рукоприкладства и самосудов.

   Приказ объявить всему начальствующему составу Действующей армии до командира и комиссара полка включительно».

   Следующий материал тоже связан с войной. Колхоз «Стахановец» Ново-Покровского района Саратовской области. Колхознику Ферапонту Петровичу Головатому 19 декабря 1942 года.

   «Спасибо Вам, Ферапонт Петрович, за Вашу заботу о Красной Армии и ее воздушных силах. Красная Армия не забудет, что Вы отдали все свои сбережения на постройку нового самолета. Примите мой привет. И. Сталин».

   Примечание. Данный документ является ответом на следующую телеграмму:

   «Москва, Кремль, товарищу Сталину. Дорогой Иосиф Виссарионович! Провожая своих двух сыновей на фронт, я дал им отцовский наказ – беспощадно бить немецких захватчиков, а со своей стороны я обещал своим детям помогать им самоотверженным трудом в тылу.

   Узнав о Вашей приветственной телеграмме саратовским колхозникам и колхозницам и желая помочь героической Красной Армии быстрее уничтожить немецко-фашистские банды, я решил отдать на строительство боевых самолётов все свои сбережения.

   Советская власть сделала меня зажиточным колхозником, и сейчас, когда родина в опасности, я решил помочь ей всем, чем могу. Всё, что я своим честным трудом заработал в колхозе, отдаю это в фонд Красной Армии. 15 декабря я внёс в Государственный Банк 100 тысяч рублей и заказал боевой самолет в подарок защитникам родины. Пусть моя боевая машина громит немецких захватчиков, пусть она несёт смерть тем, кто издевается над нашими братьями, невинными советскими людьми. Сотни эскадрилий боевых самолётов, построенных на личные сбережения колхозников, помогут нашей Красной Армии быстрее очистить нашу священную землю от немецких захватчиков».

   А говорят, что народ ничего не получал. 100 тысяч! Зажиточный крестьянин стал.

– Да.

– У Вас на 316-й странице отмечено, Михаил Васильевич.

– Да. Это из речи на приеме монгольской делегации в Кремле 2 февраля 1943 года. Тут Сталин говорит о русском народе.

   «Русский народ первым освободился от цепей капитализма, первым установил Советскую власть. Русский народ породил Ленина. Все народы Советского Союза равноправны, но и среди равноправных бывают первые. Русский народ является первым среди равноправных народов. Нет ни одного народа, который испытал бы в этой войне такие страдания и трудности, как русский народ.

   За русский народ, породивший величайшего из великих людей Ленина!

   За русский народ, научивший советские народы жить в дружбе!»

 

– Страница 328. «Указания о работе Совета по делам русской православной церкви при СНК СССР (после 4 сентября 1943 года):

а) Совет не решает, а обо всем докладывает и получает указания от правительства;

б) Совету не представлять собою бывшего оберпрокурора, не делать прямого вмешательства в административную, каноническую и догматическую жизнь церкви и своей деятельностью подчеркивать самостоятельность церкви;

в) председателю Совета установить такие отношения с патриархом, которые не давали бы церковному центру повода рассматривать председателя Совета как оберпрокурора. Обеспечить соответствующие встречи, приемы, формы обращения с патриархом, которые могли бы быть использованы для соответствующего влияния;

г) не смотреть в карман церкви и духовенства, так как это испортит отношения между Советом и церковным центром и другими руководящими деятелями церкви, и считать это компетенцией органов министерства финансов;

д) не делать «булавочных уколов» группам верующих и при рассмотрении вопроса об открытии церкви, хотя и регулировать, но не зажимать;

е) Совету обеспечить, чтобы епископат являлся полновластным хозяином епархии, и право архиерея распоряжаться церковными суммами; ж) не делать препятствий к организации семинарий, свечных заводов и т. п.»

   Странница 332.  Речь на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 31 января 1944 года. Начинается она так: «Товарищ Довженко написал киноповесть под названием «Украина в огне».

   Дальше разбирается эта киноповесть со всеми плюсами и минусами. И заключение следующее: «Киноповесть Довженко «Украина в огне» является платформой узкого, ограниченного украинского национализма, враждебного ленинизму, враждебного политике нашей партии и интересам украинского и всего советского народа.

   Довженко пытается со своих националистических позиций критиковать и поучать нашу партию. Но откуда у Довженко такие претензии? Что он имеет за душой, чтобы выступать против политики нашей партии, против ленинизма, против интересов всего советского народа? С ним не согласимся мы, не согласится с ним и украинский народ. Стоило бы только напечатать киноповесть Довженко и дать прочесть народу, чтобы все советские люди отвернулись от него, разделали бы Довженко так, что от него осталось бы одно мокрое место. И это потому, что националистическая идеология Довженко рассчитана на ослабление наших сил, на разоружение советских людей, а ленинизм, то есть идеология большевиков, которую позволяет себе критиковать Довженко, рассчитана на дальнейшее упрочение наших позиций в борьбе с врагом, на нашу победу над злейшим врагом всех народов Советского Союза — немецкими империалистами».

   Страница 421. Тоже похожий материал. Выступление на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) по вопросу о кинофильме «Большая жизнь» 9 августа 1946 года.

   Вот, все любят Эйзенштейна. А Сталин тут говорит вот что.

   «Иван Грозный» Эйзенштейна, вторая серия. Не знаю, видел ли кто его, я смотрел, – омерзительная штука! Человек совершенно отвлекся от истории. Изобразил опричников, как последних паршивцев, дегенератов, что-то вроде американского Ку-Клукс-Клана. Эйзенштейн не понял того, что войска опричнины были прогрессивными войсками, на которые опирался Иван Грозный, чтобы собрать Россию в одно централизованное государство, против феодальных князей, которые хотели раздробить и ослабить его. У Эйзенштейна старое отношение к опричнине. Отношение старых историков к опричнине было грубо отрицательным, потому что репрессии Грозного они расценивали, как репрессии Николая II, и совершенно отвлекались от исторической обстановки, в которой это происходило».

   Странница 460. Про МГУ, не смог не отметить. Постановление Совета Министров СССР «О строительстве нового здания для Московского государственного университета» (15 марта 1948 г.).

   «В целях значительного улучшения условий учебно-педагогической и научной работы в Московском государственном университете, а также жилищных условий студентов, аспирантов и профессорско-преподавательского состава Совет Министров Союза ССР постановляет:

1. Построить в течение 1948–1952 гг. для Московского государственного университета новое здание на Ленинских горах объёмом 1700 тыс. куб. метров, высотой в центральной части не менее 20 этажей, вместо 32-этажного здания, предусмотренного к строительству Постановлением Совета Министров СССР от 13 января 1947 г. № 53.

2. В новом здании разместить факультеты: физический, химический, биологический, механико-математический, геолого-почвенный и
географический.

   В зданиях, ныне занимаемых Московским государственным университетом, разместить факультеты гуманитарных наук – исторический, филологический, философский, экономический и юридический.

3. В проекте нового здания предусмотреть:

а) учебно-научные помещения, в том числе:

– 23 общих лекционных аудитории на 150 – 600 человек каждая;

– 125 групповых аудиторий на 25 – 50 человек каждая;

– 350 учебных лабораторий на 5 – 40 человек каждая;

– 350 научных лабораторий профессорско-преподавательского состава;

– специализированных лабораторий общей площадью 11 000 кв. мет­ров, актовый зал на 1500 человек;

– научные и учебные библиотеки на 1 200 000 томов;

– музеи: геологический, палеонтологический, полезных ископаемых, минералогический, почвенный, географический, зоологии и антропологии;

б) жилые помещения для 5 250 студентов и 750 аспирантов, чтобы каждый из них был обеспечен отдельной комнатой с удобствами;

в) квартиры для профессорско-преподавательского состава, из них двухкомнатных 90, трехкомнатных – 60 и четырехкомнатных – 50 квартир, а всего 200 квартир.

  На участке нового здания университета предусмотреть для биологического факультета ботанический сад».

И так далее.

– Когда закончили строительство Московского университета, начали обсуждать, как расселять, что где помещать. Руководство говорит, что надо в центральную часть поместить  администрацию, руководство университета, в самую большую башню, над которой высится шпиль и так далее. Сталин подумал и говорит, –  представьте себе ночь, и ночью будет мрачная, чёрная башня. Все же уйдут с работы. Там надо сделать общежитие для студентов. Они ночью будут заниматься, готовиться к экзаменам и башня будет сиять огнем.

– Самое смешное, что ведь и сделали, Михаил Васильевич!

– Да, сделали. И над Москвой всегда горят огни, потому что студенты занимаются в этой самой башне. Там общежитие.

– Да. Очень интересный материал на 509 странице. «Куда ведет национализм группы Тито в Югославии».

– Там не было общественной собственности. Тито рассматривал экономику таким образом, что предприятие – отдельное, ячейка, оно имеет собственность, которая является коллективной для работников этого предприятия. И получается много-много мелких таких собственностей.

   А что писал по поводу этого Ленин? «Величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти».

   То есть, там строительство социализма не только не получилось, но и не могло получиться при таком руководителе, которым явился Тито. Поэтому очень натянутые были отношения. А ведь им очень сильно помогал Советский Союз, в том числе, продовольствием и вооружением. А они после этого повели политику противоположную социалистической.

– Да. Здесь разбирается национализм, который Тито исповедует, и Сталин цитирует Ленина.

   «Ленин говорит: «Буржуазный национализм и пролетарский интернационализм – вот два непримиримо-враждебных лозунга, соответствующие двум великим классовым лагерям всего капиталистического мира и выражающие две политики (более того: два миросозерцания)».

   В условиях, когда власть буржуазии свергнута, эксплуататорские классы и их агентура пытаются использовать отравленное оружие национализма, чтобы восстановить старый строй.

   Национализм группы Тито в области внешней политики ведет к разрыву с единым фронтом мирового революционного движения трудящихся, к потере Югославией её наиболее верных союзников, к самоизоляции Югославии. Национализм группы Тито разоружает Югославию перед лицом её внешних врагов.

   Группа Тито не поняла того, что вполне понятно и очевидно для каждого коммуниста. Она не поняла той простой истины, что в современных условиях международной обстановки братская солидарность коммунистических партий, взаимное сотрудничество и дружба стран народной демократии, сотрудничество и дружба с СССР – являются главными условиями подъёма и расцвета стран народной демократии на фронте строительства социализма, главной гарантией их национальной свободы и независимости от покушений со стороны империализма…

   Фракция Тито представляет лишь меньшинство Югославской компартии, опирающееся не на доверие партии, а на административно-полицейский аппарат Югославии».

 Если бы тогда они прислушались к этому…

– Они прислушались, но они противники, поэтому они прислушиваются и ведут борьбу.

– Да. Вы дальше отметили на странице 558.

– Да, на странице 558 интересное и очень глубоко марксистское рассуждение Сталина о свободе. Ответ на заявление министра внутренних дел Великобритании.

   «Г-н Моррисон ставит в своем заявлении две группы вопросов: вопросы внутренней и внешней политики. Г-н Моррисон утверждает, что в Советском Союзе не существует свободы слова, свободы печати, свободы личности.

   Г-н Моррисон глубоко ошибается. Ни в одной стране нет такой свободы слова, печати, личности, организаций для рабочих, для крестьян, для интеллигенции, как в Советском Союзе. Нигде нет столько рабочих и крестьянских клубов, столько рабочих и крестьянских газет, как в Советском Союзе. Нигде организованность рабочего класса не доведена до такой степени, как в Советском Союзе. Ни для кого не тайна, что весь рабочий класс, буквально все рабочие СССР организованы в профессиональные союзы, так же как все крестьяне организованы в кооперативы…

   В СССР не существует свободы слова, печати, организаций для врагов народа, для свергнутых революцией помещиков и капиталистов. Не существует свободы также для неисправимых воров, для засылаемых заграничной разведкой диверсантов, террористов, убийц, для тех преступников, которые стреляли в Ленина, убили Володарского, Урицкого, Кирова, отравили Максима Горького, Куйбышева. Все эти преступники, начиная от помещиков и капиталистов до террористов, воров, убийц и подрывников, добиваются того, чтобы восстановить в СССР капитализм, восстановить эксплуатацию человека человеком и залить страну кровью рабочих и крестьян. Тюрьмы и трудовые лагери существуют для этих господ, и только для них…

   Г-н Моррисон умалчивает о других свободах, имеющих более глубокое значение, чем свобода слова, печати и т. п., а именно, он не говорит ничего о свободе народа от эксплуатации, о свободе от экономических кризисов, от безработицы, от бедности. Может быть, г-ну Моррисону неизвестно, что все эти свободы давно уже существуют в Советском Союзе? А ведь именно эти свободы являются основой всех других свобод. Не потому ли г-н Моррисон стыдливо умалчивает об этих основных свободах, что этих свобод, к сожалению, не существует в Англии и английские рабочие всё ещё продолжают находиться под ярмом эксплуатации капиталистов, несмотря на то, что в Англии вот уже шесть лет находится у власти партия лейбористов?»

– Следующий материал – ценнейший. Беседа по вопросам политической экономии 15 февраля 1952 года.

   «Вопрос: Можно ли опубликовать Ваши «Замечания по экономическим вопросам»? Можно ли использовать Ваши «Замечания» в педагогической и литературной работе?

   Ответ: Публиковать мои «Замечания» в печати не следует».

– Я бы обратил внимание на те вопросы и ответы, которые говорят о глубоком понимании Сталиным характера социалистического производства.

   «Вопрос: Являются ли у нас средства производства товарами? Если нет, то как объяснить применение хозрасчёта в отраслях, производящих средства производства?

   Ответ: Наши средства производства нельзя расценивать как товары по существу. Это – не предметы потребления, питания (как, например, хлеб, мясо и. т. д.), которые поступают на рынок, которые покупает, кто хочет. Средства производства мы собственно распределяем. Это не товар в общепринятом смысле, не тот товар, который существует в капиталистических условиях. Там средства производства являются товарами.

   Наш хозрасчёт не тот хозрасчет, который действует на капиталистических предприятиях. Хозрасчёт при капитализме действует так, что нерентабельные предприятия закрываются…  Средства производства у нас фигурируют как товар формально. К области товарооборота относятся у нас предметы потребления, а не средства производства.

   Вопрос: Правильно ли называть средства производства «товарами особого рода»?

   Ответ: Нет. Если товар, его надо покупать, продавать всем, его покупает, кто хочет. Выражение «товары особого рода» не годится. Закон стоимости здесь для расчёта, для баланса, для калькуляции, для проверки целесообразности действий».

   То есть, это не закон экономики. Это форма учёта и контроля. Добавлю то, что Сталин не дописал. Если средства производства – не товары, то встаёт вопрос, а как насчёт предметов потребления?

   Вот есть у нас работник. Если считать предметы потребления товарами, то товар – это продукт, производимый для обмена. Рабочий бумажные деньги меняет на продукты в ходе распределения. Если считать, что это товар, то значит в обмен на него идёт тоже товар. Тогда рабочая сила – товар. Как называется товарное производство, при котором рабочая сила является товаром? Капитализм. Поэтому речь должна идти о старых товарных формах, но наполненнных новым социалистическим содержанием. Поэтому всегда у Сталина цены снижаются, а в товарном производстве цены везде ползут и ползут вверх.

– Вы знаете, мне какая иллюстрация пришла в голову… Есть пушка, из пушки стреляют по врагу для того, чтобы уничтожать врага. Переводить его в ничто в буквальном смысле слова. Но ту же самую пушку можно использовать и в мирных целях.  Причём, она при этом буквально будет стрелять. Ну, например, если в качестве снаряда использовать порошок серебра и стрелять по облакам, разгонять их и устанавливать хорошую погоду, как вариант. То есть, форму мы используем ту же, а суть содержания другая – не уничтожение врага или людей, а наоборот, помощь.

– А когда вы салют в честь Победы делаете, это ведь тоже? Вверх, чтобы красиво было.

– «Вопрос: Как назвать те части национального дохода СССР, которые носили названия: «необходимый продукт» и «прибавочный продукт»?

   Ответ: Понятия «необходимый и прибавочный труд» и «необходимый и прибавочный продукт» не годятся для нашей экономики. Применительно к социалистической экономике надо было бы различать, примерно так: труд для себя и труд для общества, продукт для себя и продукт для общества. Тогда тому, что раньше называлось в отношении социалистического хозяйства необходимым трудом, соответствует труд для себя. А то, что раньше называлось в отношении нашей экономики прибавочным трудом, – это труд для общества.

   Вопрос: Как понимать категорию прибыли в СССР?

   Ответ: Нам нужна известная прибыль. Без прибыли мы не можем образовать резервы, накопление, обеспечивать задачи обороны, удовлетворять общественные нужды. Здесь видно, что есть труд для себя и труд для общества.

   Само слово прибыль очень загажено. Хорошо было бы иметь какое-нибудь другое понятие. Но какое? Может быть – чистый доход».

–  То есть, по существу, Сталин начал работу, которая оформляет диаметрально противоположное товарному производству непосредственно общественное хозяйство. Сталин считал, что эта работа не закончена. Это замечания для обдумывания тем, кто готовит учебник.

– «Вопрос: Правильно ли то, что сельскохозяйственная артель будет существовать в течение всего периода постепенного перехода от социализма к коммунизму, а сельскохозяйственная коммуна относится лишь ко второй фазе коммунизма?

   Ответ: Вопрос праздный. Артель идёт к коммуне, это ясно. Коммуна будет после того, как функции крестьянского двора по обслуживанию личных потребностей отпадут. С сельскохозяйственной коммуной торопиться не надо. Переход к коммуне требует разрешения массы вопросов, создания хороших столовых, прачечных и т. п. Сельскохозяйственные коммуны будут тогда, когда сами крестьяне убедятся в целесообразности перехода к ним. Второй фазе коммунизма не соответствует сельскохозяйственная артель, скорее всего соответствует коммуна. Артель требует товарооборота, пока, по крайней мере, она не допускает продуктообмена, тем более, она не допускает прямого распределения…

   Надо установить фонды, которые не распределяются, и фонды, подлежащие распределению. Нужно будет постепенно приучать колхозников к тому, чтобы думать об общенародных интересах. Но это долгий путь, и не следует здесь торопиться. Торопиться некуда. Дела у нас идут хорошо. Цель правильная. Пути ясны, дорожки все указаны.

   Вопрос: В чём заключается содержание закона планомерного, пропорционального развития хозяйства?

   Ответ: Существует разница между законом планомерного развития народного хозяйства и планированием. Планы могут не учитывать того, что надо было учесть в соответствии с этим законом, с его требованиями. Если, например, планируется производство определенного количества автомобилей, но при этом не запланировано соответствующее количество тонкого листа, то в середине года окажется, что автомобильные заводы должны будут задержать выпуск продукции…

   С переходом ко второй фазе коммунизма некоторые товарищи чересчур торопятся. Нельзя чрезмерно ускорять этот переход, как нельзя творить законы. Ещё третью фазу коммунизма придумывают. Мерка остается старая, сравнивать надо с той страной, которая богаче, брать современные данные. Это значит двигаться вперёд».

   Следующий материал, страница 584. Запись речи на пленуме ЦК КПСС от 16 октября 1952 года. То есть это совсем незадолго до смерти.

   «Итак, мы провели съезд партии. Он прошёл хорошо, и многим может показаться, что у нас существует полное единство. Однако у нас нет такого единства. Некоторые выражают несогласие с нашими решениями.

  Спрашивают, почему мы освободили от важных постов министров видных партийных и государственных деятелей. Что можно сказать на этот счёт? Мы освободили от обязанностей министров Молотова, Кагановича, Ворошилова и других и заменили их новыми работниками. Почему? На каком основании? Работа министра – это мужицкая работа. Она требует больших сил, конкретных знаний и здоровья. Вот почему мы освободили некоторых заслуженных товарищей от занимаемых постов и назначили на их место новых, более квалифицированных, инициативных работников. Они молодые люди, полны сил и энергии. Мы их должны поддержать в ответственной работе.

   Нельзя не коснуться неправильного поведения некоторых видных политических деятелей, если мы говорим о единстве в наших делах. Я имею в виду товарищей Молотова и Микояна.

   Молотов – преданный нашему делу человек. Позови, и, не сомневаюсь, он, не колеблясь, отдаст жизнь за партию. Но нельзя пройти мимо его недостойных поступков. Товарищ Молотов, наш министр иностранных дел, находясь под «шартрезом» на дипломатическом приёме, дал согласие английскому послу издавать в нашей стране буржуазные газеты и журналы… Это первая политическая ошибка товарища Молотова.

   А чего стоит предложение товарища Молотова передать Крым евреям? Это – грубая ошибка товарища Молотова… Товарищ Молотов неправильно ведет себя как член Политбюро. И мы категорически отклонили его надуманные предложения.

   Товарищ Молотов так сильно уважает свою супругу, что не успеем мы принять решение Политбюро по тому или иному важному политическому вопросу, как это быстро становится известным товарищу Жемчужиной… А ее окружают друзья, которым нельзя доверять. Ясно, что такое поведение члена Политбюро недопустимо.

   Теперь о товарище Микояне. Он, видите ли, возражает против повышения сельхозналога на крестьян. Кто он, наш Анастас Микоян? Что ему тут не ясно?

   Мужик – наш должник. С крестьянами у нас крепкий союз. Мы закрепили за колхозами навечно землю. Они должны отдавать положенный долг государству. Поэтому нельзя согласиться с позицией товарища Микояна.

   Голос с места: Надо избрать товарища Сталина Генеральным секретарем ЦК КПСС.

   Сталин: Нет! Меня освободите от обязанностей Генерального секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР.

   Г.М. Маленков на трибуне: Товарищи! Мы должны все единогласно и единодушно просить товарища Сталина, нашего вождя и учителя, быть и впредь Генеральным секретарем ЦК КПСС.

   Выступал в поддержку этого предложения и Л.П. Берия.

   Сталин на трибуне: На Пленуме ЦК не нужны аплодисменты. Нужно решать вопросы без эмоций, по-деловому. А я прошу освободить меня от обязанностей Генерального секретаря ЦК КПСС и председателя Совета Министров СССР. Я уже стар. Бумаг не читаю. Изберите себе другого секретаря.

   С.К. Тимошенко: Товарищ Сталин, народ не поймёт этого. Мы все, как один, избираем Вас своим руководителем – Генеральным секретарём ЦК КПСС. Другого решения быть не может.

   Все стоя горячо аплодируют, поддерживая Тимошенко. Сталин долго стоял и смотрел в зал, потом махнул рукой и сел».

   Дальше у вас отмечена, Михаил Васильевич, страница 635.

– Да, речь идёт о денежной реформе из постановления Совета министров СССР и ЦК ВКП(б).

   «1. Выпустить в обращение с 16 декабря 1947 года новые деньги в рублях образца 1947 года.

   2. Вся денежная наличность, находящаяся у населения, государственных, кооперативных и общественных предприятий, организаций и учреждений, а также колхозов, подлежит обмену, за исключением разменной монеты.

Разменная монета обмену не подлежит и остаётся в обращении по номиналу.

   3. Обмен денег на всей территории СССР произвести в течение недели, то есть начиная с 16 декабря по 22 декабря включительно, а в отдаленных районах – в течение двух недель, то есть с 16 декабря по 29 декабря включительно по списку, утвержденному Советом Министров СССР.

   4. Произвести обмен имеющихся ныне в обращении наличных денег на новые деньги по соотношению десять рублей в деньгах старого образца на один рубль в деньгах образца 1947 года».

   Если кто-то принесёт мешок с деньгами неизвестного происхождения, то никто не будет его ни к чему привлекать, и никто не будет спрашивать, откуда вы набрали этот мешок, ему дадут просто десятую часть того, что он принёс.

   «5. Со дня выпуска денег образца 1947 года и до окончания срока обмена деньги старого образца принимаются во все платежи из расчёта одной десятой их нарицательной стоимости.

   Деньги старого образца, не предъявленные к обмену в установленный срок, аннулируются и теряют свою платежную силу.

   6. Выплата отдельным гражданам денежных сумм по внутренним переводам, аккредитивам и депонентским счетам, по которым денежные средства поступили в государственные учреждения до выпуска денег образца 1947 года, производится по соотношению десять рублей деньгами старого образца на один рубль деньгами образца 1947 года.

   7. Заработную плату рабочим и служащим за первую половину декабря 1947 года, денежное довольствие военнослужащим, стипендии, пенсии и пособия за декабрь 1947 года выплатить деньгами образца 1947 года в течение 16, 17, 18, 19 и 20 декабря 1947 года повсеместно на территории СССР, независимо от установленных сроков выплаты зарплаты.

8. Одновременно с выпуском денег образца 1947 года произвести в сберегательных кассах и Государственном банке СССР переоценку вкладов и текущих счетов населения по состоянию на день выпуска денег образца 1947 года на следующих основаниях:

а) вклады размером до 3.000 рублей включительно остаются без изменения в номинальной сумме, т.е. переоцениваются рубль за рубль;

б) по вкладам размером до 10.000 рублей включительно во вклад зачисляются: первые 3000 – без изменения номинальной суммы, а остальная часть вклада переоценивается: за три рубля старых денег – два рубля новых денег;

в) по вкладам размером свыше 10.000 рублей во вклад зачисляются: первые 10.000 рублей в размерах, предусмотренных выше, в пункте "б", а остальная часть вклада переоценивается: за два рубля старых денег – один рубль новых денег».

– То есть, реформа помогла более бедным людям.

– Тот, кто был богаче, не стал беднее того, кто был бедным. Это бедные подтянулись. Заработная плата трудящихся остаётся в том же размере, в котором была.

– То есть, реформа была вызвана не тем, чтобы много нуликов рисовать, а тем, что именно хотели поддержать простых людей.

– И уже восстановили экономику. И уже можно это сделать очень быстро, чтобы жулики, тунеядцы и прочие никак не могли этому помешать. Это очень интересно. Я дальше не цитирую, советую просто посмотреть.

   К этому надо добавить, что из стран, которые вели войну, самым первым оказался Советский Союз.

– Это новогодний подарок. Колоссальный! Люди в 10 раз больше получают! Потрясающе! Спасибо Михаил Васильевич!

– Спасибо, товарищи.

Поделись

About The Author

Number of Entries : 548

© 2016 All right reserved :: ИП Фролов Юрий Андреевич

Прокрутить вверх